Category: литература

Маска новая

«Невечерняя» — новый фильм Марлена Хуциева

или Чехов и Толстой – диалог двух гениев

Режиссёр Марлен Хуциев заканчивает работу над новой картиной, история которой, как и судьбы её главных героев, – писателей Толстого и Чехова – оказалась непростой и отчасти драматичной.

Эту картину Марлен Хуциев начал снимать еще в 2003-м. Не раз прерывался - по разным обстоятельствам, включая нехватку финансирования. Недавно, спустя несколько лет после простоя, все проблемы решились, и сегодня Марлен Хуциев готовится к завершению съемок. Сейчас переснимает немую сцену. Толстой в палате у Чехова. Такой, казалось бы, обычный факт - один писатель навещает другого – вдохновил режиссёра на целое кино.



«Бывают такие ситуации, скажем, знаменитая ворона, которую увидел Суриков, но здесь не ворона, а эпизод, когда заболел Чехов и, перечитывая мемуары, я так поразился, что когда Чехов заболел и попал в клинику, к нему пришел Толстой. А в наше время к какому-нибудь молодому автору пришел бы?» – размышляет режиссер, народный артист СССР Марлен Хуциев.

В роли Толстого – Михаил Пахоменко. В образе – более 10 лет, с перерывами. Своего героя как автора любит, как личности удивляется. Изучает. Бывает в толстовских местах, читает воспоминания тех, кто автора знал, слушает записи с голосом Льва Николаевича. Размышляет о его характере, подсказки находит в нюансах.

«Лев Николаевич был очень тщеславный, он даже пишет в одной речи: "Если придет Василий Петрович и увидит мою книгу, ты дай ему, и ему будет приятно, и мне приятно"», – рассказывает народный артист РФ Михаил Пахоменко.

Толстому нравились рассказы Чехова, а вот пьесы его он не любил. Впрочем, Шекспир ему тоже не нравился. Антона Павловича в фильме Хуциева исполняет Владислав Ветров. Актёр вырос в Таганроге, на родине Чехова. С юности любит автора. Говорит, прочитал о нём всю литературу, напечатанную на русском языке. Толстого тоже много читал, но Чехов актеру намного ближе – и как писатель, и как человек.

«Он выигрывает междометиями, потому что они – вне времени. Как человеку объяснить, что он сейчас чувствует. Что удавалось Толстому, когда он может внедриться в человека, и, исходя из этого, рассказать о человеке, а у Чехова в этом тайна есть – "…тарарабумбия, сижу на тумбе я".* Понимаете?» - говорит заслуженный артист России Владислав Ветров.

Хуциев снимал в Крыму, скоро собирается во Владикавказ – для натурных подсъемок. Кино по темпу будет медитативным, спокойным, в его основе – две встречи. Толстой у больного Чехова и Чехов у больного Толстого. Хуциев не ждёт большого ажиотажа вокруг своей ленты. Там не будет драм, спецэффектов, быстрой смены кадров и лихо закрученного сюжета. А будут встречи двух русских гениев, их разговоры обо всём на свете - красивое, познавательное, тонкое – для ценителей кино.

«Новости культуры»

*Полностью звучит так: «Тараратумбия, сижу на тумбе я, и горько плачу я, что ни чего не значу я», – прим. ЖЖ от ВВ
Маска

Бразды пушистые взрывая

Вчера президент встретился с российскими литераторами

Говорят, однажды первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к четверостишию Пушкина:

Бразды пушистые взрывая

Летит кибитка удалая.

Ямщик сидит на облучке

В тулупе, в красном кушаке.


Кибитка удалая

Самыми понятными словами четверостишия оказались: «пушистые», «сидит», «летит» и «взрывая». Кибитка была изображена в виде летательного аппарата. Почему? Ну, как же, русским ведь языком сказано – «летит», значит летит. У некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму. Видимо из-за созвучия слов «кибитка» и «куб». И вот летит по небу эдакая кубитка и что делает, правильно – взрывает. Кого? Бразды пушистые. Кто такие «бразды»? Видимо такие пушистые звери. Нечто среднее по внешнему виду между бобрами и дроздами. А рядом, неподалеку от этого безобразия, сидит некая загадочная личность и спокойно за всем этим геноцидом наблюдает – это ямщик. Причем, изображен он, сидя на обруче (облучек – обручок, почти совсем одно и то же), в кожухе и балансирует с лопатой в руках. Почему с лопатой? Он же ямщик – ямы копает. Сидит он на обруче, значит, с лопатой, на краю огромной ямы, которую успел уже благополучно выкопать. Спросите, зачем выкопал? Понятно зачем – браздов хоронить! Логично? Логично!

Бразды

В результате, нет несущейся в искрящем снежном облаке кибитки с веселым бородачем в тулупе и кушаке на козлах. Вместо этого над землей несется кубическая летающая хреновина, под ее смертоносными ударами летят ошметки пушистых браздов, а за всем этим, балансируя на обруче, на краю вырытой ямы, наблюдает люмпенская личность с лопатой, в тулупе и красном кушаке.

Вот такие страшилки нашего времени.

Маска

Драматургия в фотографии, или два слова вдогонку предыдущему посту

Однажды с приятелем музыкантом заговорили о драматургии в искусстве. Тогда же пообещал написать ему свои мысли об использовании драматургии в фотографии. Плюс под руку попалась заметка с хорошими фотографиями. Материал сам собрался в статью.



Фотография. Она с каждым годом привлекает к себе всё больше и больше внимания. Растёт количество увлеченных любителей, однако те, кто погрузился в фотографию более глубоко, ищут среди своей и чужой съемки именно те кадры, которые представляют художественную ценность, которые одинаково воздействуют на всех. Одной из таких художественных составляющих, наряду со светом и композицией, является, на мой взгляд, драматургия в кадре. Пересматривая огромное количество модных фотографий, поймал себя на мысли, что в большинстве своем, они меня не трогают. Ввёл даже для себя такое понятие, как «держит» – «не держит». Поэтому возникла необходимость осознать, все-таки что «держит» в снимке, а что нет.

Если взять аналогию с тремя китами, то третьим китом в фотографии, после первых двух – света и композиции, является драматургия кадра. Это когда в кадре уже есть три акта действия: угадывается начало, видна кульминация и очевиден финал.

Для примера, возьму старые черно-белые фотографии. Черное и белое, в умелых руках, иногда позволяет получать гораздо более интересные работы, чем прямолинейное следование цвету. И так...

Л. Фрид, «Кладбище в Бодензе», 1965 г.

Л. Фрид. Кладбище в Бодензе.1965

Эта фотография, в своё время, стала для меня открытием и откровением. Открытие – что в одно мгновении можно запечатлеть так много, и откровение – что сюжетная драматургия возможна и в фотографии. Представить не мог, что один кадр может стать целым фотофильмом-историей...

Читать и смотреть дальше...Collapse )

Маска

Доска семейству Парнах

Еще один проект, скорее арт-миссия, для родного города — мемориальная доска семье Парнах

От эскизной идеи...

Дом Парнок

...до воплощения.

IMG_0125

Два слова о людях, имена которых запечатлены на доске.

София Парнох — известна поэтесса. Была близка с Цветаевой которая посвятила ей целый цикл стихотворений.

Валентин Парнах — поэт, переводчик, танцор. По просьбе С. Эйзенштейна В. Парнах преподавал хореографию в театра Пролеткульта. Не имея музыкального образования, он создал первый отечественный джаз-бэнд. Знаменитая ударная установка с педалью-калатушкой для бас барабана, которой пользуются все ударники мира, — его изобретение, как и слово «джаз», написанное по-русски.

Елизавета Тараховская — писательница, автор сказки «По щучьему велению».

Смотреть подробности...Collapse )