Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Маска новая

Улика на лицо (из неизданного)

или маленькая, но занятная история, записанная со слов тестя

Почти сценарий короткометражки

big_47519_4

Зимой 1947 года Алексеевский тарно-бондарный комбинат набирал работяг на заготовку леса. Оставив напарнику свой локомобиль, я напросился в бригаду — там обещали хороший паёк: много хлеба и до отвалу сливочного масла.
    По прошествии нескольких дней работы стало ясно — хлеб и масло кто-то ворует. Встаём утром, а масла грамм эдак 150, а то и 200 — нет, только следы от зубов.
    Установили в пищеблоке ночное дежурство, да толку, за день так пилой да топориком намашишься, что к вечеру замертво валишься. Где приткнёшься, там и кровать.
    — Сегодня ваше с Гришкой дежурство, — напомнил, укладывающийся спать, бригадир.
    Гришка-звеньевой, мой приятель, здоровый малый сидит за кривым, наспех сбитым из досок столом, заполняет журнал учёта. Слюнявит химический карандаш и старательно выводит букву за буквой, цифру за цифрой.
    Обожди, ща кончу, — бросил мне Гришка, — только в карауле меняемся: час через час, добро!
    — Да ты не спеши, Гриша, подъедалу завтра я и сам поймаю, иди-ка спать.
    Гришка недолго упирался и скоро барак огласил его жизнерадостный храп.
    Утром следующего дня, в тесном пищеблоке я очнулся от пинка крика бригадира, он матерился и размахивал у меня перед носом замороженным и надкусанным бруском масла.
    — Щас, щас я вам ворюгу покажу, — начал успокоить его я.
    Выскочил во двор и объявил вываливающимся из барака мужикам:
    — Стройтеся все, ща по голосу подъедалу будем определять.
    Толпа начала шуметь: «По какому голосу… Подлюки, опять вора проспали!.. Да сами они всё и съели, а теперь придумывают!» Тут появился бригадир — все молча выстроились в шеренгу.
    — Ну-у? — протянул бригадир, глядя на меня.
    — Значит, так, — обратился я к звеньевому, — ты Гриша, сзади иди, на кого покажу, того и вяжи. А вы по порядку открывайте рот и говорите «а», понятно!
    Мужики переглянулись, но делать нечего. Над зимним лесом зазвучали громкие и тихие, мягкие и грубые акающие мужские голоса.
    — Ну, говори «а», — приказал я, подойдя к съёжившемуся подсобнику Михе. Но, Миха подозрительно молчал, — ну, в общем-то, и так видно, что это ты!
    Миха замотал головой, и, вдруг, всплеснув руками, упал на колени:
    — Только не лупите, братцы, — закрывая руками голову, взмолился он, — с войны наесться не могу, край оголодал, не лупите, я всё отдам, я отработаю, я…
    Мужики обступили его и сразу увидели — Миха вор. Улика была на лице. Пришлось растолковать, что ночью, настрогал гришкин химический карандаш и круто посолил им масло... Понурые мужики расходились, а бедный Миха всё ещё умолял не лупить его: умолял синим ртом, из которого, то и дело, показывались синие зубы, и даже кончик носа у Михи был синий.
Маска новая

Светлая поминальная молитва

Каждый год в этот день

О тех кого помню



Читать не в суете

Память. Помню, как пожилая соседка баба Галя, тучная деревенская женщина, с согласия Мамы повела меня пятилетнего мальчишку на старое городское кладбище. Шли поминальные дни, и там, прямо на могильных камнях, разложив на газетах еду и выпивку, люди шумно поминали своих и чужих. Мы подходили к ним, баба Галя им что-то говорила, и нам давали конфеты, яйца, печенье. Яйца я не любил, а конфеты, особенно шоколадные, и печенье — уважал и брал с удовольствием. Кладбище показалось мне большим парком. Сначала мы шли по булыжным камням, потом по узким тропинкам, переступая земляные заброшенные нысыпи, и пришли к железной, выкрашенной под серебро, заросшей могиле. Баба Галя с кем-то поздоровалась, постояла, потом, кряхтя, стала выдергивать траву. Я помогал, как мог. Управившись, она присела на край могилы, аккуратно разложила несколько яичек, печенье и почему-то заплакала. Видя моё недоумение и вытирая слёзы краем подола, проговорила:

— Ты, диточка, ни пужайся, це баба так… — и нежно, дрожащей рукой, погладила крашеное железо. — Це так я, диточка.

Не зная, что делать, я достал из кармана размякшую конфету и протянул ей. Она прижала меня к себе и расплакалась ещё горше.

Collapse )

Маска новая

Все дороги в Таганроге ведут к «главным достопримечательностям»

Депутаты заинтересовались «коммерческими» дорожными знаками

Депутат таганрогской городской Думы Игорь Третьяков на заседании комиссии по ЖКХ поинтересовался законностью появления на столбах вдоль дорог многочисленных указателей коммерческого характера.



— Знаки, зовущие в «Мармелад» висят по всему городу, — возмутился депутат. Я лично подошёл к рабочим, которые вывешивали очередной такой знак, и поинтересовался, на каком основании они это делают. «А нам хозяин сказал» — ответили Третьякову.

— А кто у нас в городе хозяин? — поинтересовался Игорь Третьяков.

Collapse )
Маска

Чай, сахар и другие...

Команда телеканала Russia Today (RT) в Лавке Чеховых

Ведущий Ашраф Сархан (Ashraf Sarhan) рассказывает аудитории канала о чеховских местах в Таганроге

(Начало)

ЛЧ83

Ниже большая фото-экскурсия в лавку к Дню рождения Чехова

Collapse )

Арабская речь в гостинной – фрагменты съёмок передачи

Маска

Мармелад – дорожка в ад!


Рекламистам не следовало бы акцентировать последние буквы названия

И вот почему...

М-АД


Когда стройка становится символом градостроительной недальновидности, чиновничьего и финансового диктата – город попадает в ад.

Когда в отсутствии свободных площадей, город лишается последних открытых общественных пространств – он попадает в ад.

Когда разрешается точечная застройка без учета условий инфраструктуры района – район попадает в ад.

Когда в густонаселенном центре строят безликий ангар и парковку на несколько сот машин – центр города попадает в ад.

Когда застройщик цинично заявляет, что ему здесь удобно, не считаясь с мемориальностью места – история города попадает в ад.

Когда выстроенный рядом со школой ТЦ станет воспитывать детей всеми ему доступными способами – будущее города попадёт в м...ад.