Vladimir Vergoti (vergoti) wrote,
Vladimir Vergoti
vergoti

Викинг

Оригинал взят у saintvlad в Викинг



Несомненно, понесутся претензии всевозможных «историков» о том, что всё-де было не так, свидетельства и фотографии очевидцев и провидцев, что жизнь была другой, что всё было прекрасно на Руси и до Крещения, но я думаю, что подобная критика должна быть проигнорирована, а таким рецензентам следует вязать лыко, прясть пеньку, стрелять белок и заниматься подсечно-огневым земледелием, но уж никак не анализировать кино XXI века.

Фильм предлагает простую, понятную и драматургически очень правильную схему...


Живёт князь Владимир. Точнее, не живёт, а выживает в непростых бытовых, этических и политических условиях братоубийственной междоусобицы. Понятия в этом мире требуют мстить самым страшным способом по любому поводу. Девушка отказала — нужно взять крепость, девушку изнасиловать на глазах родителей, а родителей казнить. С братом что-то не поделили — пригласить на переговоры и исподтишка убить. Деревянные истуканы и их поклонники хотят жертв — не вопрос, надо принести в жертву, например, ребёнка. Руки, ноги, головы летят направо и налево. На фронте угрожают печенеги и снюхавшиеся с ними недовольные экс-соратники, в тылу — алчные скандинавские наёмники и агрессивные соплеменники. Владимир балансирует на острие меча — один неверный шаг, и можно потерять лицо. Убьют не враги, так свои же. Изнасилованная, но всё-таки верная жена — и та может приревновать к мимоходом брошенной реплике, да и прирезать прямо во время совокупления.

Кровь льётся рекой. Горит сухая трава, горят брёвна. Звенят мечи. Лошадей давят ладьями. Города берут если не силой — так измором.

В общем, жизнь князя и его подданных чудовищна.

И тут выясняется, что кое-кого в этом мире боятся и не трогают — ромеев, то есть византийцев. Греческий корабль с хризмой на парусе нагоняет на печенегов ужаса, как целый авианосец. Хитрые греки предпочитают загребать жар чужими руками и предлагают Владимиру сделку — нужно помочь разобраться с мятежниками в Корсуни. За это он получит в жены царевну Анну — буквы её имени он, толком не умеющий читать, уже знает, как знает и толкование этого имени: благодать. Благодать — именно то, что нужно Владимиру в том кошмаре, в который он с детства погружен. И Владимир еще не догадывается, насколько эта благодать будет благодатна. Царевну нам не покажут, а вот благодать — еще как. Катарсис обеспечен.

Викинг — это эпическое полотно о том, как обезьяна стала человеком.

Первые рецензенты уже зачем-то сравнивают фильм с «Волкодавом», не слишком цельным, но прорывным для своего времени отечественным ответом «Властелину колец». Между тем, в России есть две других картины мощнее «Волкодава» — получивший номинацию на Оскар «Монгол» и высококачественная, но, увы, забытая аудиторией «Орда» (где, кстати, сыграл Максим Суханов: в «Орде» он святой, а в «Викинге» — наоборот). «Викинг» захватывает сильнее, чем «Орда» и производит сравнимое с «Монголом» впечатление; по количеству массовых и батальных сцен он его даже превосходит. Двухчасовой «Монгол», тем не менее, смонтирован изящнее — местами в «Викинге» просто невозможно понять, кто откуда выскочил, зачем и на кого набросился. Но это если рассматривать отдельные сцены и склейки (тем более, что специфику монтажа можно считать и приёмом — последняя глава картины смонтирована в несколько другом, менее хаотичном стиле, и это, похоже, не просто так). В макрорежиме история «Викинга» интереснее. Чингисхан в «Монголе» меняется рывками, через затемнение: хоп — и вот он уже взрослый, хоп — и вот он уже главный. Владимир в «Викинге» растёт постепенно, под влиянием обстоятельств. В «Монголе» наибольший интерес представляет не столько Чингисхан, сколько его супруга Бортэ. Образы, созданные Александрой Бортич и Светланой Ходченковой в «Викинге», ни в чём не уступают героине Хулан Чулуун, однако их Рогнеда и, соответственно, Ирина остаются на втором плане и лишь оттеняют развитие центрального персонажа — Владимира.

Нет нужды писать о высоком мастерстве всех художественных и технологических департаментов — понятно, что уж где-где, а в «Викинге» все компоненты выполнены на беспрецедентно высоком для нашей кинематографии уровне. Предвижу, конечно, что какие-нибудь хейтеры отыщут неточности, анахронизмы, неправильные бороды и парики, но обращать внимание на подобные претензии, думаю, не стоит — haters gonna hate.

«Викинг» — это художественный фильм, а не историческая реконструкция, и свою главную задачу этот основанный на скудных полулегендарных исторических фактах фильм выполняет прекрасно. Это эмоциональная (а вовсе не, боже упаси, геополитическая) версия того, что побудило князя Владимира принять христианство, а именно — простая мысль: так жить нельзя. Владимир понимает, что бесконечно реагировать на провокации, мстить, грабить и насиловать просто невозможно. И тем эффектнее выглядит его кульминационная драка со Свенельдом, перерастающая в символическое крещение в водах Черного моря.

В мировой кинематографии ближайший аналог «Викинга» — пожалуй, «Храброе сердце». Такое же кровавое, красивое, и сделанное с тем же правильным пониманием: в кино важнее общий замысел и лишь приблизительное следование фактам, чем реконструкторская дотошность. Свенельд, например, был очень старенький, а может, и уже умер к 988 году, когда Владимир брал Корсунь и крестил Русь. В фильме же он — зрелый мужчина в расцвете сил, второй по значимости персонаж и даже рассказчик. So fucking what? Главное, кино сложилось. На картинах эпохи Возрождения библейские персонажи нередко одеты по современной художникам моде — и это никогда не считалось слабой стороной живописи.

Художественность и драматургия «Викинга» искупает все многочисленные преступления нашей киноиндустрии перед зрителями — и всё же один грешок за картиной числится, но он носит не столько антизрительский, сколько индустриально-этический характер, и в последнее время встречается часто. Штука в том, что режиссёр в финальных титрах должен идти сначала, затем — сценарист(ы), а продюсеры — уже после них, и никак не наоборот.
Tags: Кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment