Vladimir Vergoti (vergoti) wrote,
Vladimir Vergoti
vergoti

Как мы проектировали музейный комплекс на Самбекских высотах

и что из этого вышло

На 6 мая была запланирована закладка первого камня в здание будущего музея. Но приезд губернатора и закладку отложили.





Два года назад губернатор объявил, что к 9 мая 2015 года в Ростовской области будет построен музей ВОВ. Лучшего места, чем у памятника "Самбекские высоты", для него не найти. Быстро провели конкурс. На обсуждение был представлен всего один проект ростовских архитекторов: Музейный комплекс с комплексом вопросов.

Ростовский проект вызвал неоднозначные мнения и был приторможен. Весной прошлого года мы предложили руководству области свою совершенно другую концепцию музея.



Наше предложение стало альтернативой ростовскому проекту с его противоестественно торчащей двухэтажной коробкой и сомнительным, ни кому не видимым водоёмом на крыше.





Мы исходили из того, что здание любой конфигурации, любое строение, будет спорить с первым по величине памятником области. Чтобы решить эту задачу мы предложили сделать из музея ещё один холм, накрыв его дендро-кровлей и превратив его в продолжение окружающего ландшафта. Всё пространтво перекрывалось без единой опоры и превращало площадь экспозиции в open space (открытое пространство).

В отличии от ростовского проекта, мы отделили зонально кладбище для захоронения останков (ежегодно поисковики находят их до нескольких сотен) и перенесли его на другую сторону трассы, сделав подземный переход, как большой бетонный окоп, а планировку кладбища – в виде креста, где в центре должна была быть композиция "Взрыв" (бронзовый солдат разорваный светом изнутри).


Всё это закомпоновали и посадили на очень странном по конфигурации участке земли


Всё расписали, разжевали и сделали в Ростове презентацию новой идеи.

План кликабелен


Сразу после презентации проекта нам сказали, что губернатору идея понравилась и чтобы мы готовились к конкурсу .



Окрылённые, мы занялись подготовкой к тендеру. Сумма проектных работ оценивалась примерно в 15 млн. руб. (включая геодезию, геологию и бесконечные экспертизы проекта, а также проектирование экспозиции).

Каково же было наше удивление, когда мы увидели на открытом конкурсе ещё одну некую компанию, назовем её компания «К», и наш проект, почти невидоизменённый, в её руках, который, как оказалось позже, в их подаче оказался куда лучше (!) и детальней проработан, но с суммой уже в 18,5 млн. рублей без проектирования экспозиции. Хотя в условиях конкурса было написано, что решающим фактором (60%) будет цена проекта, выиграла всё же компания «К».



Как выяснилось позднее, на подобных тендерах оценивается совсем не идея проекта и даже не его цена, а опыт работы строительно-проектной организации, наличие у неё тракторов и бульдозеров (?!), а также количество работающих в ней инженеров (а не архитекторов) и объем представленной документации на вес.

Сразу после конкурса, чтобы избежать судебных разборок, ООО «К» за несколько дней «творчески переработало» нашу идею, толком ничего в ней не поняв, подогнав её под себя, под свой многолетний строительный опыт и приведя проект к среднесовковому уровню: к понятной всем прямоугольной формой здания, к стенам с окнами (которые как-то надо будет потом закрывать), с множеством опорных колонн (которые как-то нужно будет обыгрывать), убрав непоместившееся кафе и магазин для туристов и т. д.



Скопировав идею крыши и здания с французского Музея истории в de la Vendée, ООО «К» сделало, в конце концов, свой проект.





Пректанты уменьшили площадь музея, хранилищ, архивов. Появились лестницы, подвалы и т. д. (в нашем проекте люди с ограниченными возможностями могли не только посещать музей, но спокойно в нём работать).

Непонятно, как стилистически сопрягаются ломанные треугольники крыш с бесконечно змеевидными дорожками, как они будут забрасывать на эту крышу газонокосилки и поливать газоны не замочив посетителей – всё это не ясно.

Поэтому, последней инициативой ООО «К» (как предприятия с большим опытом) стало предложение поменять крышу и сделать её профнастилом, да бы не мучиться с непонятной дендро-кровлей. Но вмешиваться в тех задание им не дали. ФАС же ничего предосудительного в действиях ООО «К», в конечном итоге, не нашла.

Мы честно сделали всё что могли, чтобы хоть как-то изменить ситуацию и вписать музей в окружающее пространство мемориала, чтобы уйти от решений прошлого, от нарочито торчащего прямоугольного ящика. В итоге, проект опять привели к ящикообразному виду.

Боюсь, что музей (если он вообще будет), повторит судьбу музея войны в Минске, открытого в 2014 году и отставшего в своей архитектуре и экспозиции лет эдак на 30-40 от дня сегодняшнего (см. фото внизу).



Основная же проблема будущего музея – отсутствие экспонатов. Самые интересные вещи экспонируются в других музеях области и они совсем не жаждут их отдавать. А выставлять в рамках нового дорогостоящего проекта экспонаты второстепенного значения будет явно недостаточно. Поэтому была придумана и разработана особая режиссура экспозиции (основанная на так называемой "дополненой реальности") и подачи материала, такая, чтобы люди выходили потрясенными увиденным зрелищем. Была возможность задать уровень и сделать один из лучших военный музеев страны. К сожалению, теперь все архитектурные, креативные, режиссерские и дизайнерские находки канули в Лету.

Запланированная закладка губернатором первого камня музея не состоялась, как оповестили СМИ: «В связи с обнаружением взрывоопасных предметов на месте проведения торжественной закладки первого камня в строительство военно-исторического музейного комплекса «Самбекские высоты», мероприятие переносится на неопределённый срок». Аминь.



См. презентацию проекта музея 1/21 стр.




На видео хроникальные кадры, день сегодняшний и проект музея в одном видеоролике:



Аэросъемка «TDS-ART»
Tags: Избранное, Таганрог, Творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments