Vladimir Vergoti (vergoti) wrote,
Vladimir Vergoti
vergoti

Category:

Наш черный человек

В Таганроге хотят установить бронзовый памятник старцу Павлу

"Памятники вошли в мир по человеческому тщеславию» – премудрости Соломоновы, гл. 14, ст. 14

Инициативная группа товарищей предложила установить рядом с кельей старца Павла скульптуру святого. Однако, по имеющейся у нас информации, рассмотрение этого вопроса в соответствующей церковной инстанции отложено на неопределенное время.

Макет памятника св Павлу

Когда киевский генерал-губернатор кн. Илларион Илларионович Васильчиков пригласил митрополита Киевского Филарета освятить памятник князю Владимиру, тот наотрез отказался, сказав: «Негоже устанавливать идола в память о том, кто сам низвергал идолов».

Если бы спросили старца Павла Павловича Стожкова при жизни, хотел бы он видеть памятник себе?, боюсь не сдержался бы старец, ибо был резок и строг.

Итак, мои мысли по поводу того, каким может быть памятник у кельи старца Павла?



Наш черный человек

Сама идея памятника у кельи, на мой взгляд, слишком лобовое и совершенно не изящное решение. К тому же, думаю, вряд ли сам старец, по совести, благословил бы на свое бронзовое изваяние, ибо все истинно святые ждут молитвенной памяти о себе, а не уличной или площадной славы.

Место у ворот кельи не совсем удачное и мало подходит для монументальных изваяний – маленькая скульптура будет "съедена" улицей, а для большого изваяния нет ни места, ни пространства. К тому же, любую скульптурную композицию будет визуально резать забор. О пачкающих скульптуру птицах, я уже не говорю.



Ещё вырисовывается одна  проблема – современные скульпторы пока не нашли приёмы скульптурного образа веры. Памятники выходят слишком физиологичными, однообразными. Пока не найден такой точный пластический образ, чтобы он был близок к иконе, её бесстрасности. Единственная работа, которая мне очень нравится это проект памятника Сергею Радонежскому.



Блестящая недооценённая иконоподобная работа. В нём есть настоящее искусство. И, по моему мнению, именно в таком направлении к образу святых должны двигаться наши скульпторы, если памятник во чтобы-то ни стало, стоять должен.

Итак, минусы, которые я вижу при установке памятника старцу:

 – темный (читай черный) памятник-человек на фоне темного забора растворяется, теряется и плохо читается;
 – молельный образ будет восприниматься, как реклама места, а это граничит с кощунством;
 – низкостоящий памятник, сомасштабный человеку, смотрится угрожающе, пугает случайных прохожих (как возникший рядом манекен в магазине), он также провоцирует фотографироваться с старцем в обнимку, подержать святого за ручку, потереть горшочек "на счастье", как пятачок у хрюшки в парке;
– памятники святым людям сбивают с толку верующих: молится на них, целовать их... Как с ними взаимодействовать?;
– неверно сделанный монумент будет похож на надгробье.

Следуя правилу, что искусство начинается с опосредованности подачи и с недосказанности, предположил на вскидку следующий вариант:



Вроде белый мрамор, золотой силуэт, и символ есть, и образ присутствует, но и он тоже не решает задачу полностью, и не расставляет всё на свои места. Возможен вставленный барельеф старца, он ближе всего к иконописному образу, но тогда не работает обратная сторона знака...

Даже если этот знак-символ повесить на заборе или воротах, всё одно – чувствуется его неуместность, нарушается общая картина, ставшая знаковой.



Есть совершенно иное решение – большой светлый камень в форме голгофы с размещенными на нём символами старца: Евангелие, горшок на платке, свечи. Получится символично, образно, значимо и практически бесспорно. Такая композиция будет настраивать всех посетителей обители, интриговать людей случайных и не сведущих, станет знаковой приметой места.



На камень можно перенести всю информацию с черной доски. Саму доску снять. Плюс, заменить адресные таблички.



Безусловно, могут быть и другие решения. Пока это то, что первым пришло в голову. Главное, найти такое решение, чтобы оно не стало искушением для критиков подобных мне.))

Вот несколько мыслей из сети на этот счет, которые мне созвучны:

***
Укажите хотя бы один пример во всей истории Церкви, когда бы Церковь в лице своих святых мужей благословила, одобрила, признала благоприятным постановку мирских памятников, кому бы то ни было из исторических деятелей?

***
Но здесь важно не переборщить, не сделать из святого наглядную агитацию. Известно, что в первые годы советской власти по приказу вождя пролетариата был разработан «План монументальной пропаганды». Наша церковь как будто спешит выполнить подобный план. Старается больше поставить религиозных монументов, заделать, так сказать, все бреши.

***
Вспомним: когда Москва решила поставить памятник Царю-Освободителю, то покойный Государь, мудрый носитель народных идеалов, особенно был озабочен тем, чтобы этот памятник, поставленный в Кремле, этом, по его выражению «алтаре Руси православной, не нарушал своим мирским характером духовной гармонии святынь кремлевских. Он был прав: до сего времени Кремль не имел в себе ни одного памятника в западноевропейском смысле, для него ясно было, что такие памятники не вполне отвечают народному миросозерцанию. Народ знает памятники-храмы, но не памятники-статуи, и очень мудро было избрано место для памятников самому ему, великому Царю-Миротворцу, – вне всероссийского «алтаря".

***
Скульптура для христиан ассоциировалась с идолопоклонством, и потому была под подозрением. Постепенно, по мере того, как Церковь уточняла догматические позиции, оформляя свою веру словесно, происходил и строгий отбор изобразительных средств, и, в конце концов, христианское искусство на Востоке отказалось от скульптуры в пользу иконописного образа.

***
Ведь вопрос, является ли скульптура молельным образом или это просто памятный знак, так и не решен до сих пор. Одно ясно, скульптура – лежит не в православной традиции. Церковь не приняла ваяние в качестве церковнаго искусства: она только терпит его, как исключение из общего правила, становясь проводником западной католической традиции и не отдавая себе отчета в этом. Поэтому в последнее время по всей России сидят, идут, стоят растиражированные святые. Нам не хватает знаний для создания истинных православных монументов. В противном случае, мы продолжим тиражировать памятники, напоминающие святых очень отдаленно.

***
Потому что православный памятник, как справедливо заметил игумен Петр (Еремеев), ректор Российского православного университета, в первую очередь, это почитание святого. А этого чувства не отыскать даже на донышке собственной души, когда взираешь на подобные монументы.

***
Ваяние слишком напоминало христианину первых времен культ языческий, языческих идолов, которых так ненавидели христиане; оно, воплощая идею, недостаточно способно было одухотворить ее, слишком, так сказать, оплотеняло ее... Вот почему оно несродно духу чистаго православия. Западная Церковь постепенно ввела в свой культ ваяние потому, что сама, хотя и бессознательно, постоянно находилась под влиянием воспринятых от язычества идей.

***
Мне приходилось, например, слышать от простых поселян наименование памятника Пушкина "идолом". И думается мне, что уже по одному этому не следует ставить памятника святым печальникам родной земли в виде статуй: зачем насильственно навязывать народу доселе чуждое ему воззрение на памятники святым людям? Зачем вводить его в искушение мыслию о том: место ли угодникам Божиим стоять среди площади? Не будет ли это профанацией, особенно при нашей русской неряшливости, когда нередкость, например, видеть голубиный помет на памятнике Пожарскому и Минину, когда слышится не редко непечатная брань извозчиков около заветных святынь наших храмов, когда подножия памятников не защищены от возмутительных надписей?.. Святые ждут молитвы, а не славы. Архиепископ Никон (Рождественский)

***
Пора нам перестать идти в хвосте за западными народами, пора быть самобытными хотя бы в том, что завещала нам родная старина. Тем, западным, позволительно ставить статуи и святым, и не святым людям: для них старый, отживший языческий греко-римский мир был не чужой; о нас, русских, сказать этого нельзя. Мы не знали греко-римской цивилизации: мы, можно сказать, как только появились на свет во всемирной истории, так и окрещены в святую нашу веру православную.

***
Русский мужичок говорит: "Памятник ставят для того, чтобы не забыли, что жил на свете такой-то". В самом деле: в слове "памятник", как я сказал, уже не звучит ли опасение этого забвения?.. Угодникам Божиим, например, Преподобному Сергию, не ставили памятника-статуи, а попробуйте, поставьте ему такой памятник, знаете ли, что скажет народ? Он скажет, что это – кощунство и профанация... Если он, по скромности своей, не говорит этого о памятнике князю Владимиру, то лишь потому, что в руках у князя крест, а поверьте: на памятник его никто не станет молиться, его удел – праздное, холодное любопытство толпы. Хорошо знал это русским православным сердцем святитель Киевский Филарет и потому в свое время протестовал против постановки памятника-статуи князю Владимиру и не постеснялся даже назвать этот памятник "идолом».

***
Мы, православные, в отношении к нашим ближним, как живым, так и почившим, должны неизменно руководиться златым правилом нашего Спасителя: "еже аще хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде". Примените это правило к памятникам, и ваша совесть скажет вам, что мирские памятники усопшим вовсе не нужны. Мы себе таких памятников по совести не пожелали бы, и усопшие, если бы их спросить, то же нам сказали бы. Но, может быть, памятники нам нужны? Да, нужны, но не памятники-статуи. И благочестие народное создает такие, в духе народном, и в памяти.

***
Очень странно видеть, как памятники святым освящают. Словно, этим действием можно придать скульптуре благодать и святость большую, чем та, чей образ она представляет.

Tags: Бог знает что – черт знает как!, Избранное, Таганрог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments